Юлiя

Темн?ють небеса, спустилось солнце въ воды,

Въ стадахъ не прем?нивъ приятныя погоды:

Приходитъ на луга, на паство сладкій сонъ:

А Юлія грустить, грустить и Алькмеонъ:

Онъ думаетъ, она ему нев?рна стала,

И что надежда вся пустымъ ево питала.

Оставилъ онъ шалашь и ходитъ на лугу:

Пришелъ во мглу древесъ стоящихъ на брегу.

Но кое зр?лище увид?лъ онъ во мрак?!

Зрмтъ ту, о коея тогда онъ мыслитъ зрак?.

Явмлся св?тъ ему во мрачныхъ т?хъ часахъ,

Какъ зв?зды въ ону ночь во тьм? на небесахъ.

Хотя во ревности онъ той же пребываетъ;

Однако ревность онъ на мигъ позабываетъ:

А вспомня говоритъ возлюбленной своей:

Ково нев?рная въ пустын? ждешь ты сей?

Р?ка не для меня брегъ етотъ орошаетъ;

Но сходбище съ тобой другому украшаетъ.

Меня любя ты мн? упорна все была:

Другому безъ упорствъ невинность отдала:

Въ препятствіи ты мн? забавъ не прем?нялась;

А за другимъ сама ты въ наглости гонялась:

Меня забыла ты, о немъ лишъ только мнишь

Напрасно, Алькмеонъ, ты Юлію винишь:

За всю мою любовь сіе ли мн? заплата,

Коль я передъ тобой ни въ чемъ не виновата?

Когда о блат? мн? кто скажетъ: ето лугъ,

Или что серьпъ коса, а борона то плугъ,

Ворона папугай, овца свирепа львица,

А Юлія еще по днесь еще д?вица;

Могу ль пов?рить я? — ты в?рь или не в?рь;

Но ч?мъ родилась я, я таже и теперь.

За ч?мъ же ночью ты въ сіи м?ста приходишь:

Ково во густот? ты сихъ деревъ находишь?

Семь дней тебя не зр?въ искала я тебя,

Искавь по всякой день исканіе губя,

И вид?ла тебя идуща къ сей пустын?:

Какъ прежде былъ ты милъ, такъ милъ ты мн? и нын?,

О чемъ же съ Тирсисомъ ты тайно говоришь,

Коль жаркою къ нему любовью не горишь?

Я сватаю ево съ большой своей сестрою,

И тайно гворя любовь чужую строю:

Клянуся стадомъ я, что ето я не лгу.

Обманамь таковымъ я в?рить не могу,

Коль реяности меня ты столько научила:

Д?вичество свое ты Тирсису вручила:

Не мною скошена зд?сь Юліи трава;

А мн? осталися одни твои слова:

Не мн? попалася въ поток? рыбка въ уду,

И съ нивы я твоей пшеницы жать не буду:

Не для меня саженьъпрекрасный былъ твой садъ,

Не мн? готовился твой сладкій виноградъ,

Не для меня цв?ли твои прекрасны розы;

А мн? осталися едины только лозы:

Клянися ты луной и солнечнымъ лучемъ:

Не можеть ты меня ув?рити ни чемъ,

Что, съ Тирсисомъ ты бывъ, ты мн? не изм?нила,

И сохраняемо по нын? ты хранила.

Въ сію минуту въ томъ ув?рю я тебя,

Теб? иль Тирсису вручаю я себя,

Когда отважности моей ты сталъ сод?тель:

А ты о р?чка будь любви моей свид?телъ,

И винности моей чинимой передъ нимъ!

Исчезнутъ ревности, исчезнутъ такъ какъ дымъ,

Пастушка пастуха ц?луетъ, обнимаетъ,

И къ сердцу своему ц?луя прижимаетъ.

Отверзты вс? пути ко щастію ево,

Во мрак?, въ густот?, н?тъ больше ни ково.

За ревность Юлія ревниваго тазала,

А д?вка ли она, то д?йствомъ доказала.

❉❉❉❉

×