Брюсов (Сюита)

1

Свисты ветряных потоков,

Рвущих черный плащ;

Тучи мороками рока

Вспучит горный хрящ.

В тьмой объятию стремнину

Маг, объятый тьмой,

Бросил белую лавину..

Шаг оборван мой.

Из-за скал, как клекот злого,

Горного орла,

Бьет магическое слово

В сердце, как стрела.

Взвивший молнийные муки

Мертвой головы,

Мертвый маг, сложивший руки.

Вставший в выси — вы.

1903, 1929

Москва

2

Грустен взор. Сюртук застегнут.

Сух, серьезен, строен, прям;

То, над книгою изогнут, —

Труд несешь грядущим дням

Вот бежишь: легка походка;

Вертишь трость готов напасть:

Пляшет черная бородка;

В острых взорах — власть и страсть…

Пламень уст, — багряных маков, —

Оттеняет бледность щек —

Неизменен, одинаков, —

Режешь времени поток.

Взор опустишь, руки сложишь;

В мыслях — молнийный излом:

Замолчишь в изнеможешь

Пред невеждой, пред глупцом.

Нет, не мысли, — иглы молний

Возжигаешь в мозг врага…

Стройной рифмой преисполни

Вихрей пьяные рога, —

Потрясая строгим тоном

Звезды строющий эфир: —

Где-то там — за небосклоном —

Засверкает новый мир;

Там, за гранью небосклона, —

Нет, не небо, — сфера душ:

Ты ее в земное лоно

Рифмой пламенной обрушь!

Неизвестную туманность

Нам откроет астроном: —

Мира каменная данность —

Мысль, отверженная числом.

В строфах — рифмы, в рифмах — мысли

Созидают бытие:

Смысли, сформулируй, счисли, —

Стань во царствие твое!

Числа, рифмы, сочетанья

Образов и слов, поэт, —

Становленья, восставанья

Всех вселенных, всех планет!

Все лишь символ… Кто ты? Где ты?

Мир, Москва и «Скорпион»!

Солнце, дальние планеты!..

Все течет, как дальний сон.

С быстротою метеора

Оборвавшийся к нам маг, —

Стал печатного набора

Корректурный черный знак.

1904–1929

Москва

3

Свет, — как жегло; и воздух — пылен;

День, — как пустой стеклянный страз;

В него ты выпучил, как филин,

Огонь непереносных глаз.

Твой голос — звуки афоризма;

Шаг — стуки похоронных дрог;

Мысль, — как отточенная призма;

Всклокоченная бровь — издрог.

Как пляшущие жабы, — речи;

Как черный бриллиант, — глаза.

Ты, как Атлант, взвалил на плечи

Свои пустые небеса.

Докучное, как бормашина,

Сплошное, мировое все, —

Шипит, как лопнувшая шина,

Жужжит, как злое колесо.

Изверженный тоской железной

Из этой звездной высоты, —

Как некий стержень бесполезный,

Как кукла вылитая, — ты!

Изогнутый дугой упорной

В наш бестолковый перепуг, —

Взвивай из мороков свой черный,

Всегда застегнутый сюртук.

1907, 1931

Москва

4

Разрывая занавески,

Ветер — винт перевертней —

Кружевные арабески

Завивает надо мной.

Плещут тюлевые шторы;

Тени ползают в окне,

Как невидимые воры

В душном, обморочном сне.

Ты ль, вытягиваясь в нише,

Пылью пепельною встав, —

Под железный желоб крыши

Взвил невидимый состав?

Ты ль, скривляясь тенью злого,

Губы к уху перевлек, —

Черной, мерочной полою

Перерезав потолок?

Словно вздох, зефира тише,

Словно дух небытия, —

Легколепетней, чем мыши,

Легколепетное: —

— «Я!»

Сгинь, — покоя нe нашедший,

Оболгавший свой позор. —

Бестолковый, сумасшедший,

Теневой гипнотизер!

В синем дыме папиросы

Bстали синие персты;

Прожужжали, словно осы:

«Сгинем, —

— Минем —

— Я —

— И ты!»

1931

Кучино

5

В Бездну

Безвременья

Падай, —

— Из бездны

Безвременья, —

— Непеременною сменой, —

Кольцо

Бытия!

Прядай,

Седая

Струя —

— Из безвременья —

На бытие мое!

Ты, — незнакомое

Время,

Обдай мне лицо

Своей

Пеною!

Мертвенный немень, —

Рыдая,

Я

Падаю!

Времени

Нет уже…

Падаю

В эту же —

— Бездну

Безвременья.

1929

Кучино

6

Я обменял свой жезл змеиный

На белый посох костяной.

В.Брюсов

Туманы, пропасти и гроты…

Как в воздух, поднимаюсь я:

Непобедимые высоты —

И надо мной, и вкруг меня…

У ледяного края бездны

Перебегает дым сквозной:

Мгла стелится передо мной.

Ударился о жезл железный

Мой посох бедный, костяной —

И кто-то темной, из провала

Выходит, пересекши путь;

И острое скользнуло жало,

Как живоблешущая ртуть;

И взрывом дьявольского смеха

В раскаты бури снеговой

Ответствует громами эхо;

И — катится над головой

Тяжеловесная лавина…

Но громовой, летящий ком

Оскаленным своим жерлом

Съедает мертвая стремнина.

И вот уж — в пасти пропастей

Упали стоны урагана;

Скользнули на груди моей,

Свиваясь, лопасти тумана, —

Над осветленной крутизной,

Затаяв ясными слезами…

И кто же?

…Брат передо мной

С ожесточенными очами

Склонялся; и железный свой

Он поднял жезл над головой…

Так это ты?..

…Не изумленный,

Знакомый протянулся так:

И жезл упал, не обагренный,

На звонкий, голубой ледник.

— «Зачем ты с ледяных окраин

Слетел, как кондор, месть тая, —

Исподтишка. Зачем, как Каин,

Ты руку поднял на меня?

Как трепетанье коромысла,

Как разгоранье серебра, —

Твои двусмысленные смыслы,

Твоя опасная игра!»

— «Мы горных искусов науку

И марева пустынных скал

Проходим вместе», — ты сказал…

Братоубийственную руку

Я радостно к груди прижал.

Твои исчисленные мысли

В туман раек точенный повисли,

Как грани горного ребра;

И ты, двуликий, — свет и мгла, —

На грани и добра, и злa.

Пусть шел ты от одной долины,

Я от другой (мой путь — иной):

Над этой вечной крутизной

На посох бедный, костяной

Ты обменяешь жезл змеиный.

Нам с высей не сойти, о маг;

Идем: наш одинаков шаг…

Стоят серебряные цепи,

Подняв в закат свои огни;

Там — лeдяныx великолепий

Оденем чистые брони.

Поэт и брат, — стезей порфирной —

В снега, в ветра, — скорей, — туда —

В зеркальные чертоги льда

И снегоблещущего фирна.

1909, 1929

Бобровка

7

Проклятый, одинокий

Бег, —

В косматый дым, в далекий

Снег…

Обвалы прядают,

Как молот:

И — скалы падают;

И — холод.

Переползает

Злая тень;

Как меч, перерезает

День;

И вниз,

Как зеркало стальное,

Ледник повис

Броней сквозною.

С тропы крутой —

Не оборвись!

Ясна обрывистая

Высь…

Седая, гривистая

Лопасть —

Слетает: стой!..

Чернеет — пропасть.

Бежишь, смеясь;

Сквозной ручей

Поет, сребрясь

Струной: «Ничей!»

Над мутью сирой

Лед зернистый

Слетел порфирой

Серебристой.

Луч солнечный

Пропел над тьмой…

Омолненный, —

Слепой; немой, —

Как кондор, над ужасным

Пиком,

Прозолотел прекрасным

Ликом.

Неизъяснима —

Синева;

Как сахарная

Голова, —

Сребрея светом,

Как из пепла, —

Гора из облака

Окрепла

……………

Истают быстрые

Года,

Как искры

Золотого льда, —

Под этой звездной

Пеленою, —

Над этой бездной

Ледяною

❉❉❉❉

×