Люди Севера

В преданьях северных племен, живущих в сумерках берложных,

Где на поселок пять имён, и то всё больше односложных,

Где не снимают лыж и шуб, гордятся запахом тяжелым, // эти две строки

Поют, не разжимая губ, и жиром мажутся моржовым, // в версии из «ПВ» отсутствуют

Где краток день, как «Отче наш», где хрусток наст и воздух жёсток, —

Есть непременный персонаж, обычно девочка-подросток.

На фоне сверстниц и подруг она загадочна, как полюс,

Кичится белизною рук и чернотой косы по пояс,

Кривит высокомерно рот с припухшей нижнею губою,

Не любит будничных забот и всё любуется собою.

❉❉❉❉

И вот она чешет длинные косы, вот она холит свои персты,

Покуда вьюга лепит торосы, пока поземка змеит хвосты,

И вот она щурит чёрное око — телом упруга, станом пряма, —

А мать пеняет ей: «Лежебока!» и скорбно делает все сама.

❉❉❉❉

Но тут сюжет меняет ход, ломаясь в целях воспитанья,

И для красотки настаёт черёд крутого испытанья.

Иль проклянет её шаман, давно косившийся угрюмо

На дерзкий лик и стройный стан («Чума на оба ваши чума!»),

Иль выгонят отец и мать (мораль на севере сурова) —

И дочь останется стонать без пропитания и крова,

Иль вьюга разметёт очаг и вышвырнет её в ненастье —

За эту искорку в очах, за эти косы и запястья, —

Перевернёт её каяк, заставит плакать и бояться —

Зане природа в тех краях не поощряет тунеядца.

❉❉❉❉

И вот она принимает муки, и вот рыдает дни напролёт,

И вот она ранит белые руки о жгучий снег и о вечный лёд,

И вот осваивает в испуге добычу ворвани и мехов,

И отдает свои косы вьюге во искупленье своих грехов,

Поскольку много ли чукче прока в белой руке и чёрной косе,

И трудится, не поднимая ока, и начинает пахнуть, как все.

❉❉❉❉

И торжествуют наконец законы равенства и рода,

И улыбается отец, и усмиряется погода,

И воцаряется уют, и в круг свивается прямая,

И люди севера поют, упрямых губ не разжимая, —

Она ж сидит себе в углу, как обретённая икона,

И колет пальцы об иглу, для подтверждения закона.

❉❉❉❉

И только я до сих пор рыдаю среди ликования и родства,

Хотя давно уже соблюдаю все их привычки и торжества, —

О высшем даре блаженной лени, что побеждает тоску и страх,

О нежеланьи пасти оленей, об этих косах и о перстах!

Нас обточили беспощадно, процедили в решето, —

Ну я-то что, ну я-то ладно, но ты, родная моя, за что?

О где вы, где вы, мои косы, где вы, где вы, мои персты?

Кругом гниющие отбросы и разрушенные мосты,

И жизнь разменивается, заканчиваясь, и зарева встают,

И люди севера, раскачиваясь, поют, поют, поют.

❉❉❉❉

1996

❉❉❉❉

Категории стихотворения ✍Дмитрий Быков: Люди Севера
×