A toi aimee

При первой встрече ты мне сказала: «Вчера

Я узнала, что вы уезжаете… мы скоро расстанемся…»

Богу было угодно предать всем ветрам

Любви едва вожженное пламя.

«Расстанемся»… и от этого слова губы жгли горячей.

Страшный час наступал, мы встретились накануне.

Мы были вместе лишь тридцать ночей

Коротеньких, июньских.

Ты теперь в Париже, в сумеречный час

Глядишь на голубой зеркальный Montparnasse,

На парочки радостные,

И твои губы сжимаются еще горче.

А каштаны уже волнуются, вздрагивая

От февральского ветра с моря.

Как тебе понять, что здесь утром страшно проснуться,

Что здесь одна молитва — Господи, доколе?

Как тебе понять, ведь ты о революции

Что-то учила девочкой в школе.

Кого Господь из печи вавилонской выведет?

Когда к тебе приду я?

И не был ли наш поцелуй на вокзале мокром и дымном

Последним поцелуем?

Но если суждено нам встретиться не здесь, а там —

Я найду твою душу,

Я буду по целым дням

Слушать.

Ты можешь не говорить о том, как, только что познакомившись.

Мы друг друга провожали ночью,

Всю ночь, туда-назад,

И как под утро ты спросила на Люксембургской площади:

«Который час?»

И засмеялась: «Я гляжу на эти часы, а они стоят».

Ты можешь не говорить о том, как мы завтракали утром

У старой итальянки, было пусто,

Ты сказала: «Я возьму этот качан для nature-morte…

Я умею говорить по-русски:

Я — противный медвежонок…

Скажи, ты едешь скоро?..»

Ты можешь не говорить о том, как на вокзале,

При чужих прощаясь, мы друг на друга не глядели,

И как твои холодные слабые пальцы

Моих коснулись еле-еле.

Ты можешь не говорить обо всем,

Только скажи «люблю»,

И я узнаю твое

Среди тысяч других «люблю»

Даже в раю,

Где я, может, забуду про всё,

Я вздрогну, услышав твое

«Люблю».

❉❉❉❉

×