Россия в 1917 году

С коих-то пор,

Тысячетелетья, почай что, два,

Выкорчевал темь лесную топор,

Под сохой поникала ковыль-трава.

И на север, на юг, на восток,

К студеным и теплым морям,

Муравьиным упорством упрям,

Растекался сермяжный поток,

Сначала в излуках речных верховий

Высматривал волок разбойничий струг,

Готовясь острогом упасть на нови,

Как ястреб, спадающий камнем вдруг

На бьющийся ком их пуха и крови.

Выбирали для стана яр глухой,

Под откосами прятали дым от костров,

Кипятили костры со стерляжьей ухой,

По загонам багрили белуг, осетров,

Застилали сетями и вершами мель.

Так от реки до реки

Пробиралися хищники, ходоки,

Опытовщики новых земель.

А за ними по топям, лесам,

К черной земле золотых окраин

Выходил с сохою сам

Микула — кормилец, хозяин.

Вырывая столетних деревьев пни,

Целиной поднимая ковыль седой,

Обливаясь потом, в пластах бороздой

Указывал он на вечные дни,

Где должно быть ей — русской земле.

Запекалося солнце кровью во мгле,

Ударяла тучей со степи орда,-

Не сметалась Микулина борозда.

С ковылем полегли бунчуков хвосты.

И былая воля степей отмерла,

На солончак отхлынул Батый,

Зарылся в песках Тамерлан.

Так под страдою кровавой и тяжкой —

Всколосить океана иссякшего дно —

По десятинам мирской запашкой

Собиралась Россия веками в одно.

А теперь… победивши, ты рада ль,

Вселившая в нас, как в стадо свиней,

Бесовская сила, силе своей?

Ликуй же и пойлом кровавым пьяней.

Россия лежит, распластавшись, как падаль.

И невесть откуда налетевшего воронья

Тучи и стаи прожорливой сволочи

Марают, кишащие у тела ея 1),

Клювы стервячьи и зубы волчьи.

Глумитесь и рвите. Она мертва

И все снесет, лежит, не шелохнет,

И только у дальних могил едва

Уловимою жалобой ветер глохнет.

И кто восстанет за поруганную честь?

Пали в боях любимые сыны,

А у оставшихся только и есть

Силы со стадом лететь с крутизны.

Глумитесь и рвите. Но будет и суд,

И величие, тяжкое предателям отцам,

Сыны и внуки и прануки снесут

И кровью своей по кровавым кускам

Растерзанное тело ее соберут.

И вновь над миллионами истлевших гробов,

Волнуясь, поднимется золотая целина,

По океанам тоскующий океан хлебов,-

Единая, великая, несокрушимвя страна!

❉❉❉❉

×