К мнимой счастливице

Мне грустно, на тебя смотря;

Твоя не верится мне радость,

И розами твоя увенчанная младость

Есть дня холодного блестящая заря.

❉❉❉❉

Нет прозаического счастья

Для поэтической души:

Поэзией любви дни наши хороши,

А ты чужда ее святого сладострастья.

❉❉❉❉

Нет, нет — он не любим тобой;

Нет, нет — любить его не можешь;

В стихии спорные одно движенье вложишь,

С фальшивым верный звук сольешь в согласный строй;

❉❉❉❉

Насильством хитрого искусства

Стесненная, творит природа чудеса,

Но не позволят небеса,

Чтоб предрассудков власть уравнивала чувства.

❉❉❉❉

Сердцам избр_а_нным дан язык,

Непосвященному невнятный;

Кто в таинства его с рожденья не проник,

Тот не постигнет их награды благодатной.

❉❉❉❉

Где в двух сердцах нет тайного сродства,

Поверья общего, сочувствия, понятья,

Там холодны любви права,

Там холодны любви объятья!

❉❉❉❉

Товарищи в земном плену житейских уз,

Друг другу чужды вы вне рокового круга:

Не промысл вас берег и прочил друг для друга,

Но света произвол вам наложил союз.

❉❉❉❉

Я знаю, ты не лицемеришь;

Как свежая роса, душа твоя светла;

Но, суеверная, рассудку слепо веришь

И сердце на его поруку отдала.

❉❉❉❉

Ты веришь, что, как честь, насильственным обетом

И сердце вольное нетрудно обложить

И что ему под добровольным гнетом

Долг может счастье заменить!

❉❉❉❉

О женщины, какой мудрец вас разгадает?

В вас две природы, в вас два спорят существа —

В вас часто любит голова

И часто сердце рассуждает.

❉❉❉❉

Но силой ли души иль слепотой почесть,

Когда вы жизни сей, дарами столь убогой,

Надежды лучшие дерзаете принесть

На жертвенник обязанности строгой?

❉❉❉❉

Что к отреченью вас влечет? Какая власть

Вас счастья призраком дарит на плахе счастья?

Смиренья ль чистого возвышенная страсть,

Иль безмятежный сон холодного бесстрастья?

❉❉❉❉

Вы совершенней ли, иль хладнокровней нас?

Вы жизни выше ли, иль, как в избранный камень

От Пигмальоновой любви, равно и в вас

Ударить должен чистый пламень?

❉❉❉❉

Иль в тяжбе с обществом и с силою в борьбе,

Страшась испытывать игру превратных долей,

Заране ищете убежища себе

В благоразумье и неволе?

❉❉❉❉

Умеренность — расчет, когда начнут от лет

Ум боле поверять, а сердце меней верить,

Необходимостью свои желанья мерить —

Нам и природы глас и опыта совет.

❉❉❉❉

Но в возраст тот, когда печальных истин свиток

В мерцанье радужном еще сокрыт от нас,

Для сердца жадного и самый благ избыток

Есть недостаточный запас.

❉❉❉❉

А ты, разбив сосуд волшебный

И с жизни оборвав поэзии цветы,

Чем сердце обольстишь, когда рукой враждебной

Сердечный мир разворожила ты?

❉❉❉❉

Есть, к счастью, выдержка в долине зол и плача,

Но в свет заброшенный небесный сей залог

Не положительный известных благ итог,

Не алгеброй ума решенная задача.

❉❉❉❉

Нет, вдохновением дается счастье нам,

Как искра творчества живой душе поэта,

Как розе свежий фимиам,

Как нега звучная певцу любви и лета.

❉❉❉❉

И горе смертному, который в слепоте

Взысканьям общества сей вышний дар уступит

Иль, робко жертвуя приличью и тщете,

Земные выгоды его ценою купит.

❉❉❉❉

Мне грустно, на тебя смотря;

Твоя не верится мне радость.

И розами твоя увенчанная младость

Есть дня холодного блестящая заря.

❉❉❉❉

С полудня светлого переселенец милый,

Цветок, предчувствие о лучшей стороне,

К растенью севера привитый гневной силой,

Цветет нерадостно, тоскуя по весне.

❉❉❉❉

Иль, жертва долгая минуты ослепленья,

Младая пери, дочь воздушныя семьи,

Из чаши благ земных не почерпнет забвенья

Обетованных ей восторгов и любви.

❉❉❉❉

Любуйся тишиной под небом безмятежным,

Но хлад рассудка, хлад до сердца не проник;

В нем пламень не потух; так под убором снежным

Кипит невидимо земных огней тайник.

❉❉❉❉

В сердечном забытьи, а не во сне спокойном,

Еще таишь в себе мятежных дум следы;

Еще тоскуешь ты о бурях, небе знойном,

Под коим зреют в нас душевные плоды.

❉❉❉❉

Завидуя мученьям милым

И бурным радостям, неведомым тебе,

Хотела б жертвовать ты счастием постылым

Страстей волненью и борьбе,

❉❉❉❉

×