Санкт-Петербург

Белые хлопья и конский навоз

Смесились в грязную желтую массу и преют.

Протухшая, кислая, скучная, острая вонь…

Автомобиль и патронный обоз.

В небе пары, разлагаясь, сереют.

В конце переулка желтый огонь…

Плывет отравленный пьяный!

Бросил в глаза проклятую брань

И скрылся, качаясь, — нелепый, ничтожный и рваный.

Сверху сочится какая-то дрянь…

Из дверей извозчичьих чадных трактиров

Вырывается мутным снопом

Желтый пар, пропитанный шерстью и щами…

Слышишь крики распаренных сиплых сатиров?

Они веселятся… Плетется чиновник с попом.

Щебечет грудастая дама с хлыщами,

Орут ломовые на темных слоновых коней,

Хлещет кнут и скучное острое русское слово!

На крутом повороте забили подковы

По лбам обнаженных камней —

И опять тишина.

Пестроглазый трамвай вдалеке промелькнул.

Одиночество скучных шагов… «Ка-ра-ул!»

Все черней и неверней уходит стена,

Мертвый день растворился в тумане вечернем…

Зазвонили к вечерне.

Пей до дна!

❉❉❉❉

×