1940-1941

«Мессершмитт» над составом пронесся бреющим.

Стоим, смеемся:

— Мол, что нас?

— Мол, что нам?!

— Ложитесь!— нам закричал Борейша,

Военюрист, сосед по вагону.

❉❉❉❉

Почти два года прошло

С тех пор, как

Узнали мы пороха запах прогорклый.

И смерти в сугробах зыбучих и сизых

Узнали впервые свистящую близость.

❉❉❉❉

С тех пор как учились

В штыки подниматься

И залпами резать

Бессонный рассвет…

Мы вернулись домой,

Повзрослев на пятнадцать

Прижимисто прожитых

Лет.

❉❉❉❉

Гадали — теперь, мол, ничем не поправить,

Решали — на лыжном, на валком ходу

Мы ее второпях обронили на Ярви

В этом году.

Но юность, горевшая полным накалом,

Радугой билась о грани бокалов

И в нескончаемом споре ночном

Снова вздымала на щит: «Нипочем!»

Снова на зависть слабым и старым

Сорванной лентой смеялась над стартом

И, жизнь по задуманной мерке кроя,

Брала за рукав и тянула в края,

❉❉❉❉

Где солнце вполнеба,

Где воздух как брага,

Где врезались в солнце

Зубцы Карадага,

Где море легендой Гомеровой брошено

Ковром киммерийским

У дома Волошина.

❉❉❉❉

Через полгода те, кто знал нас в шинелях,

Встречаясь с нами, глазам не верили:

Неужто, мол, с ними, с юнцами, в метелях

От бою к бою мы версты мерили?

Суровость с плеч, как шинель, снята,

И голос не тот, и походка не та,

Только синий взгляд потемнеет вдруг,

Лишь напомнит юнцу визг свинцовых вьюг.

❉❉❉❉

«Мессершмитт» над составом пронесся бреющим.

Стоим притихнув:

Слишком многое

На память пришло

Под свист режущий

Пуль ураганных

У края дороги.

И если бы кто заглянул нам в лица,

По фамилии б назвал,

Не решившись по имени:

— Товарищ такой-то,

Не с вами ли именно

Случилось

Из финского тыла пробиться?!

❉❉❉❉

Категории стихотворения ✍Сергей Наровчатов: 1940-1941
×