Джон Боттом

1

Джон Боттом славный был портной,

Его весь Рэстон знал.

Кроил он складно, прочно шил

И дорого не брал.

2

В опрятном домике он жил

С любимою женой

И то иглой, то утюгом

Работал день деньской.

3

Заказы Боттому несли

Порой издалека.

Была привинчена к дверям

Чугунная рука.

4

Тук-тук — заказчик постучит,

Откроет Мэри дверь, —

Бери-ка, Боттом, карандаш,

Записывай да мерь.

5

Но раз… Иль это только так

Почудилось слегка? —

Как будто стукнула сильней

Чугунная рука.

6

Проклятье вечное тебе,

Четырнадцатый год!..

Потом и Боттому пришел,

Как всем другим, черед.

7

И с верной Мэри целый день

Прощался верный Джон

И целый день на домик свой

Глядел со всех сторон.

8

И Мэри так ему мила,

И домик так хорош,

Да что тут делать? Все равно:

С собой не заберешь.

9

Взял Боттом карточку жены

Да прядь ее волос,

И через день на континент

Его корабль увез.

10

Сражался храбро Джон, как все,

Как долг и честь велят,

А в ночь на третье февраля

Попал в него снаряд.

11

Осколок грудь ему пробил,

Он умер в ту же ночь,

И руку правую его

Снесло снарядом прочь.

12

Германцы, выбив наших вон,

Нахлынули в окоп,

И Джона утром унесли

И положили в гроб.

13

И руку мертвую нашли

Оттуда за версту

И положили на груди…

Одна беда – не ту.

14

Рука-то плотничья была,

В мозолях. Бедный Джон!

В такой руке держать иглу

Никак не смог бы он.

15

И возмутилася тогда

Его душа в раю:

«К чему мне плотничья рука?

Отдайте мне мою!

16

Я ею двадцать лет кроил

И на любой фасон!

На ней колечко с бирюзой,

Я без нее не Джон!

17

Пускай я грешник и злодей,

А плотник был святой, –

Но невозможно мне никак

Лежать с его рукой!»

18

Так на блаженных высотах

Всё сокрушался Джон.

Но хором ангельской хвалы

Был голос заглушен.

19

А между тем его жене

Полковник написал,

Что Джон сражался как герой

И без вести пропал.

20

Два года плакала вдова:

«О Джон, мой милый Джон!

Мне и могилы не найти,

Где прах твой погребен!.. »

21

Ослабли немцы наконец.

Их били мы как моль.

И вот – Версальский, строгий мир

Им прописал король.

22

А к той могиле, где лежал

Неведомый герой,

Однажды маршалы пришли

Нарядною толпой.

23

И вырыт был достойный Джок.

И в Лондон отвезен,

И под салют, под шум знамен

В аббатстве погребен.

24

И сам король за гробом шел,

И плакал весь народ.

И подивился Джон с небес

На весь такой почет.

25

И даже участью своей

Гордиться стал слегка.

Одно печалило его,

Одна беда – рука!

26

Рука-то плотничья была,

В мозолях… Бедный Джон!

В такой руке держать иглу

Никак не смог бы он.

27

И много скорбных матерей

И много верных жен

К его могиле каждый день

Ходили на поклон.

28

И только Мэри нет как нет.

Проходит круглый год –

В далеком Рэстоне она

Всё так же слезы льет:

29

«Покинул Мэри ты свою,

О Джон, жестокий Джон!

Ах, и могилы не найти,

Где прах твой погребен!»

30

Ее соседи в Лондон шлют,

В аббатство, где один

Лежит безвестный, общий всем

Отец, и муж, и сын.

31

Но плачет Мэри: «Не хочу!

Я Джону лишь верна!

К чему мне общий и ничей?

Я Джонова жена!»

32

Всё это видел Джон с небес

И возроптал опять.

И пред апостолом Петром

Решился он предстать.

33

И так сказал: «Апостол Петр,

Слыхал я стороной,

Что сходят мертвые к живым

Полночною порой.

34

Так приоткрой свои врага,

Дай мне хоть как-нибудь

Явиться призраком к жене

И только ей шепнуть,

35

Что это я, что это я,

Не кто-нибудь, а Джон

Под безымянною плитой

В аббатстве погребен.

36

Что это я, что это я

Лежу в гробу глухом –

Со мной постылая рука,

Земля во рту моем».

37

Ключи встряхнул апостол Петр

И строго молвил так:

«То – души грешные. Тебе ж –

Никак нельзя, никак».

38

И молча, с дикою тоской

Пошел Джон Боттом прочь,

И всё томится он с тех пор,

И рай ему невмочь.

39

В селенье света дух его

Суров и омрачен,

И на торжественный свой гроб

Смотреть не хочет он.

❉❉❉❉

×